Третья Хазария под инверсионным взрывом

Вследствии своей инициатической истории Украина приобрела именно статус консорции («нации») со своей «богиней-покровительницей»: Майдан (иранское «круг») как Новый Акрополь («полис» — «город», «держава», «территория», «акро» —  не только «верхний», но и «крайний»), а её богиня — Афина Демократия, то есть «соучастие народа в своей собственной судьбе» (А. Мюллер ван дер Брук[1], “res publica omnium bonorum” («общее дело всех честных»).

Для евреев такое соучастие — это соучастие с трансцендентными силами: «Израиль» в переводе означает «С Богом!». Аналогичное соучастие народу предложило исламское  духовенство в Иране — и победило.

Предложенное националистами-культурологами Ямайки соучастие  «имманентных» жителей Карибских островов и Юга США с «трансцендентной» для них империей Хайле Селасие (принца-раса Тефари) и благоговение перед «Живыми Знаками трансцендентных объявлений» (В. Ешкилев) как способ существования (не без помощи «ганджи»!) родили такие явления как растафарианство и музыка стиля «рэгги».

Для американцев — это соучастие друг с другом в едином политическом и правовом поле (ср.: «… И кто бы ни пришел в Лаконию — скиф, трибалл, пафлагонец или человек из страны, не имеющей никакого имени, — с целью подчиниться суровому учению Ликурга, он становится лаконцем», — говорится в Девятом письме Гераклита Эфесского Гермодору [Вестник древней истории. — 1952. — №2. — С.270]), в результате чего каждый гражданин имеет возможность защитить свои права (в том числе и в любой точке мира), вплоть до образования военизированых формирований (милиции) для борьбы с собственным государством. Для них вектор свободы есть то, что о-смысливает историю и чем о-смысливается сама история («история живет в нас и через нас»).

Ранее украинцам м русским предлагалось имитативное соучастие с бюрократическо-государственным аппаратом («партией власти», «Системой», «тандемом»). Под девизом «Лидер и Защита», с шаманским камланием «Лишь бы не было войны!..».

Соучастие должно быть именно как «открытое общество». Но не как общество позднеиндустриального либерализма и консюмеризма (потребительства). А как общество, в котором принимают существование (экзистенцию) как открытость трансцендентному началу.

Как общество, в котором, по М. де Унамуно-и-Хуго, на смену «стаду выборщиков и налогоплательщиков» пришло гражданство из индивидуальных актов самоопределения эмпирических «я«, отдающих  себя истинной идее всеобщего единства абсолютно свободно, впротивовес, казалось бы, безнадежному противоречию его с действительностью.

Объединение индивидуальных «я» именно в старых понятиях определялось как «национализм»,  в левацких — «солидаризм», в постиндустриальных — «корпоративизм», в детерминистских — «комплиментарность»…

Современная постиндустриальная эпоха нуждается в новом понятии. Но основыватся оно будет непременно на «теме силы и иррациональности», «силы льва», которая единственная, по Ф. Ницше, может создать себе свободу для нового творчества, которая есть псевдонимом Божественной энергии, требующей от личности участия в общем деле, в «громаде» (правда, попытка реализовать последнее методом «на ура!» обращается бессмертным пшиком).

Но как?!

«… Не имеет значения качество культурных ценностей, которые являются объединяющим фактором», — констатировал ещё Макс Вебер. Раньше именно газеты, в которых сосредотачивалось не самое лучшее из культурного наследия, конденсировали массы наиболее [Гриценко О. Українська популярна культура як об’єкт дослідження // Нариси української популярної культури. — Київ: УЦКД, 1998. — С. 18-19].

Ныне эту роль выполняет телевидение, давая возможность пассионарным личностьям в роли журналиста и репортёра («пятой власти») с помощью телевизионных технологий бросить вызов обстоятельствам (на Украине «5-й канал» и ТРК «Эра» во время «помаранчевой» революции), что иногда ведет и к гибели  «человека длинной воли» (украинский журналист Гия Гонгадзе тому пример).

Но это «работает» только в условиях реальной возможной угрозы со стороны спецназовца с дубинкой или террориста с бомбой.

В условиях же «победившей буржуазной демократии»  обыватель пресыщается склоками и дрязгами политиков, бизнесменов, артистов, топ-моделей, раздражен до беспредела сенсационными Взрывами Компромиссов лиц и западла [2]

Ба, после Помаранчевой гражданской революции в Украине произошла эпистемологическая катастрофа, гуманистическая идеология ценностей и морали Украины оказалась сломанной радикальным расширением картины мира Украины — она превратилась в «Третью Хазарию» [3] с премьерством  «беков» Виктора Януковича и Юлии Тимошенко  при «кагане» Викторе Ющенко. Выборы 2004/2006/2010 гг. показали, что украинский гражданин — лишь маленький и ничтожный налогоплательщик посреди огромного и неизведаного пространства межклановых разборок.

Эта катастрофа аналогична тому, как в 1169 г. войско московского князя Андрея Боголюбского, ворвавшись в Киев, учинило бесчинства и грабежи в центре христианской Руси, оставив чудовищную моральную травму в сознании современников... Территория Украины оказалась не «страной», а всего лишь транзитным коридором для газа и нефти… Крупные банки и политика приватизации укореняют абстрактную власть денег... Вместо Справедливости высшим авторитетом стала ВластьА Истина вобще вынесена за скобки.

Где же выход?

В Алжире, где революция победила военным путем, через год президентский дворец Героя Советского Союза Ахмеда Бен Беллы танками протаранили ветераны-«моджахеды»… «Зеленая революция» в Иране (июнь 2009) того же порядка: «…Перед нами подлинное народное восстание обманутых партизан революции Хомейни… Во фрейдистских терминах, сегодняшнее протестное движение – это “возвращение подавленного”, революции Хомейни» [Жижек С. Упадёт ли койот, повисший над пропастью? // http://belintellectuals.eu/publications/260/].

После Помаранчевой революции, победившей мирным путем (но явно не без помощи мобильных операторов, — вот кому она наиболее выгодна! — и поэтому с полным правом компания UMCна своих роликах крутила изображения толпы с «помаранчевыми» стягами и эмблемой своей компании в центре их), роль тарана (инверсионного взрыва) выполнит подсознательное желание быть свободным, реализующее себя через стиль и технологии особенных «способов выражения».

Реализуя это желание, как указывал Ф. Ницше, свободный человек будет рассматриваться как «… безнравственен, потому что во всем он хочет зависеть от себя, а не от традиции» [Ницше Ф. Утренняя заря / Пер. с нем. — СПб.: Азбука-классика, 2008. – С.16], он не хочет больше приносить жертв обычаю: «… Так, римлянам христиане казались безнравственными потому, что они заботились прежде о спасении своей души» [Ницше Ф. Утренняя заря / Пер. с нем. — СПб.: Азбука-классика, 2008. – С.18].

В своё время таким особенным «способом выражения» оказалось христианство. Весьма к месту можно привести слова Г. Честертона: «Христианство поистине революционно. Что доброго человека могут казнить, это мы и так знали, но казнённый Бог стал знаменем всех повстанцев. Лишь Христианство поняло, что полноценный Бог должен быть не только царем, но и мятежником». Или сходные суждения Д.Мережковского, также напоминавшего, что во Христе должно зреть не токмо Царя, но и «Христа Освободителя, скажу тайное слово о тайном, Христа Мятежника, «Всесветного Возмутителя», как уже сказали однажды и, может быть, снова когда-нибудь скажут об Его учениках (Деян. 17, 6)». В «Нисибинских гимнах о Воскресении, Смерти и Сатане» (М., 2009) отца Церкви, великого поэта и мистика преп. Ефрема Сирина необычен и парадоксален образ Христа: Он выведен как «Божественный Мятежник», поднявший возстание в аду и «выкравший» души погибших… [Бычков Р. Рецензия (Славой Жижек. Кукла и карлик: христианство между ересью и бунтом. – М.: Издательство «Европа», 2009. – 336с.) // http://iosifvolotsky.livejournal.com/71729.html].

Но странным образом «путь мятежа» видиться лишь в отрицании формы, «отказавшись от оболочки его институциональной организации»: то ли в отказе от Московской Патриархии и обретении Киевской или Константинопольской Патриархии, то ли в уходе в евагелические или харизматически деноминации или даже в другие культы…

Также обычай  провозглашает отшатывание от собственной Тени, бегство от её осознания и принятия. Квинтенсенцию этой позиции декларирует Е. Донченко: «… В любом случае не националистический. Националистические сообщества рождаются из архетипной нужды мессианства (sic! – О.Г.). поддерживаемой эсхатологическим мифом со всеми его составляющими – героем, врагом, войной, победой («лишь бы не было войны», – О.Г.) Единственной силой, защищающей такой миф, есть генетически врожденная самодостаточная сила сообщества … Источником разумной толерантности среди социальных групп нашего общества этого не может быть … Толерантность становится безусловной социальной ценностью там, где реальность требует сотрудничества нескольких исторически и психологически не совсем похожих социальных групп, каждая из которых не имеет возможности ни обойтись без других, ни польностью покорить себе» [Донченко О. Визнати Тінь // Соціальна психологія. – 2010. – №1. – С.26].

Но весь парадокс в том, что такое желание в украинских реалиях является утопическим, всего лишь самозаклинанием и самообольщением. Более того, именно Национализм как Тень, которую пытаются уничтожить либералы типа Е. Донченко, М. Ткачук и Н. Яковенко, заискивая перед Толерантностью как Персоной, может очень мощно отомстить.

——————————————

[1] Ср.: «…Смысл жизни, согласно учению Конфуция, заключается в «правильной жизни», то есть в выполнении своего личного долга по соучастию в общем деле служения традиции (выделено нами, — О.Г.), а общеґственное значение каждой отдельной жизни определяется степенью этого соґучастия. Условием возможности реализации указанного смысла является идея Конфуция о том, что в каждом человеке изначально заложена идея блага, то есть, соответствие традиции. Практическую направленность учения Конґфуция составляет изучение скрытой природы человека с целью поиска путей воспитания людей в направлении «правильной жизни». Это является задачей благородных мужей, которые наиболее приближены к конфуцианскому идеалу человека, поскольку обладают набором определённых качеств, таких как доскональное знание традиции и человечность, понимаемая преимущественно, как долг» [Филатов В. Проблема смысла жизни в философии Конфуция // http://zhurnal.lib.ru/f/filatow_w_w/konfutiy.shtml].

[2] Следует также заметить, что если бывшая кравчуцко-кучмовская власть пыталась сохранять некий баланс между контролем и обществом, в то время как постоянное наращивание властью  В. Ющенко механизма контроля за контролем неприменно приведет к разрыву по вертикали между социумом и структурами власти и процессы демократизации вымостят дорогу автократии, проявлению населением отрицательных социальных черт, криминальной экспансии во власть, социально-политической диссоциации и т.д. Первый звонок — демарш А. Зинченко, Н. Томенко и Ю. Тимошенко против этой тенденции.  Также, как указывает М. Магед, «…не лучше обстоит дело и с консолидацией украинской буржуазии в класс, проникнутый сознанием общих интересов и ориентированный на долгую перспективу. Триумф «донецких» не состоялся, но класса украинской буржуазии как спаянного одной волей политического субъекта по прежнему нет, есть прежние кланы, подковерная борьба которых и составляет историю Украины 2005-2008гг. Уже назначение президентом Ющенко в 2005г. премьером его прежнего заклятого врага, Януковича, стало страшным ударом для наивных рядовых оранжистов, верящих в борьбу светоча демократии Ющенко с чудищем Бандюковичем. Это было не последнее разочарование. Жизнь трудящихся украинцев, от самых обездоленных бедняков, до мелких торговцев, студентов и начальничков самого низшего ранга, всех тех, кто в составе плебейской коалиции мерз на Майдане, не испытала заметных изменений в лучшую сторону, изменений, которые обещала «оранжевая революция». Маятник покачался, но все вернулось на круги своя. Прибавки к зарплатам съедает инфляция, условия содержания в тюрьмах чуть-чуть улучшились, но политические заключенные, попавшие в них за борьбу против кучмовского режима, на свободу не вышли. Сразу после победы Ющенко во многих городах Украины возникли низовые социальные движения, выступавшие за продолжение революции, за смещение оставшейся с кучмовских времен администрации и за установление контроля над жизнью города со стороны «громады». С разочарованием в итогах «оранжевой революции» и со спадом общественной активности такие движения в большинстве случаев развалились или были перекуплены определенными местными буржуазными группировками, которые стали использовать их против своих конкурентов. Кучмовские чиновники отчасти остались, но даже в случае отстранения их  сменившие их новые чиновники оказались ничуть не лучше» [Магед М. Украина: незавершенная революция // http://shraibman.livejournal.com/204443.html].

[3] В правой идеологической картине мира «Первой Хазарией» считается Хазарско-Иудейский каганат, уничтоженный в Х в. князем Святославом Воителем, а «Второй Хазарией» — СССР.

Добавить комментарий