Золото Галиции

Византийский историк Феофилакт Симокатта рассказывает, что у варваров над Днестром есть гора, которая называется «золотой» (hrysos horos), потому что на ней очень плодоносны растения. она богата дикими зверями и скотом, и что у тюрок (т.е. авар) в обычае было предоставлять эту «золотую гору»в распоряжение главного кагана[Феофилакт Симокатта. История. – М.: Изд-во АН СССР, 1957. – С.161].

Это свидетельство можно сопоставить как сприкарпатскими сказками о «золотой горе»(к которой в некоторых версиях добавляются «серебрянная» и «железная» горы), где живет Змей, которого побеждает герой, так и с легендой о том, что в приднестровском Галиче на Крылосской горе, возле Успенского собора, находился «Золотой Ток» – символ харизмы галицкого князя (ср.: др.-инд. tagas «золото», teigasa «металл», др.-ирл. tigh, teach «дом»). Якобы, когда монголо-татары напали на Русь, этот «Золотой Ток», как и соседний «Монастырь» (возле с. Межигирцы), спрятался под землю, но явиться на поверхности одновременно с появлением лучезарного всадника-витязя на белом коне[Пушик С. Золотий Тік. – Ужгород: Карпати. 1971. – С.75]. Рядом фиксируются микротопонимы «Серебряный Ток», «Железный Ток шолудивого Буняка» (возле с. Танява Долинского р-на), «Божий Ток» (на горе Ростова с «Бабиной норой» у с. Межигирцы возле Галича), «Борычев Ток» (ср. с киевским «Боричевым/Андреевским узвозом»), «Медный Ток» (часть леса Березовка возле с. Старые Богородчаны) [Пушик С. Галицькі «Токи» – місця давніх святилищ // Галич і Галицька земля в державотворчих процесах україни (матеріали міжнародної ювілейної наукової конференції). – Івано-Франківськ – Галич : Плай, 1998.– С.288-].

В этом контексте интересно само название галицкой горы Крылос (< *Kry-dlo-s), которое этимологизируется от «крыть», «скрывать». Со временем оно подверглось «народной этимологии» в направлении к названию архитектурного элемента храма, в котором существовал крипторий (от др.-греч. krypto «прячу, скрываю», krypte «подземный ход»). Возможно, функциональное назначение топосов Крилос и «Золотой Ток» обнаружится при обращении к данным фольклора. У белорусов досих пор существует обычай закапывать в ямы среди селений обмолоченное зерно, а у русских известна игра на святки«Хоронить золото и чистое серебро» [Максимов С. Русская мифология: Нечистая, неведомая и крестная сила // Литературная Россия. – 1990. – №16. – С.16].

Известно также, что в одном из вариантов старофранцузского эпоса «Песня о Роланде» встречается фраза “or de Galice” («золото Галичини») и считается, что золото здесь в соединении с названием страны является одним из т.н. «общих мест» эпоса для обозначения богатств территории. О том, что здесь речь идет не об испанской Галисии или кельтском Уэльсе (Gales) свидетельствуют другие варианты этого эпоса, где слово Galice заменено на Rus, что дает основания утверждать, что говориться именно о русской Галицкой земле. Кроме того, рядом всегда упоминаются поляне, бужане, лютичи, сербы, уличи, «эсклавы» и т.д. [Дробинский А.И. Русь и Восточная Европа во французском средневековом эпосе // Исторические записки. – М.: Изд-во АН СССР, 1948. – Вып. 26. – С.105; Качуровський І. «Пісня про Роланда» в українському перекладі Василя Щурата // Всесвіт. – 1994. – №9. – С.180]. Эпитет Галичины в летописях как «Червенская», «Червоная» также может принадлежать к тому же эпическому кругу определения богатства и священности земли.

Сам топоним Галич, соотнесенный летописцем с «Галичиной могилой», можно этимологизировать как след иллиро-фракийского наследия (субстрата): < албан. gjalliqes «воскресение» (< gjallё „живой” ~ гот. *qius „живой” > „Киев” как город готов-росомонов с горой Кия). Именно в Галиче есть урочище Воскресенское с ротондой-квадрифолием и погребением княжеского времени, находящееся на холме правой стороны Мозолевого потока через яр возле урочища Качкив (укр. «качка» – «утка»), где и находится Галичина могила (ср. другие следы этого субстрата: Карпаты < албан. karpё „скала”; Кодры < алб. kodёr „холм”; Уж (гидроним) < алб. ujё „вода”; Лимници (гидроним) алб. < lumё „реа” [1]; Kуты(поселение) < алб. kuti «вместилище»; Крак (эпоним города Краков) < алб. krah „плечё; рука”; «лис» (укр. «лес») < алб. lis „дуб”; «мур» (укр. «крепостная стена») < алб. mur „стіна; укр. „неня” < алб. nёnё „матір”; „бояры” < албан. bujar “благородный, щедрый”, bujari “благородство, щедрость”, burrё „муж” ~ кельт. boaire „собственники великого рогатого скота»). Следует принять во внимания слова А.В. Десницкой, что заимствования в восточнославянские языки из палеобалканских, датируемые второй пол. І тыс. н.э., в основном связаны именно с культовыми явлениями, происходили путем живого общения в народной среде. Кроме того, присутствуют факты гидронимных элементов иллирийского происхождения (верхняя часть бассейна Днестра и южная полоса правобережного Полесья, а также редкие явления на правобережной Надднепрянщине) свидетельствуют и о долгих межэтнических контактах, имеющий разный характер в разные эпохи [Желєзняк І.М. До проблеми іллірійської топонімії на Україні // Мовознавство. – 1990. – №6. – С.29-35].

Летописная легенда о том, что только «сидение на Галичиной могиле» дает право/харизму на княжение в Галиче может быть соотнесена с кельтским мотивом «тронного холма» (валл. gorsedd; имеет также значения “двор”, “собрание”; ирл. sossad “ложе”, “холм”, “укрепление”, “открытое пространство/поле”), находящегося посреди кладбища [Рис А., Рис Б. Наследие кельтов. Древняя традиция в Ирландии и Уэльсе / Пер. с англ. и послесл.Т.А. Михайловой. – М.: Энигма, 1999. – С. 207] (т.е. окруженного предками; ср.: Arturs Seat “Трон Артура, холм возле Эдинбурга”). Племенные короли (вожди) в Ирландии именовались «королями вершин» (ri benn), а название верховной столицы Ирландии Тары (Темры) происходит от temair «холм» (ср. с селищемТемеривци возле Галича).

[1] Пласт самых ранних славянских гидронимов образуют древнеевропейские назвы водоемов, оформленных с помощью славянских формантов, суффиксации, аблаутации и т.д. По Ю. Удольфу, эти гидронимы на север от Карпат между верхними течениями Одера и Днестра и до среднего течения правобережья Днепра. Также собственно славянскими топонимами Правобережье Украины входит в центральноевропейский топонимический ареал на северо-восток от Альп[Гідронімія України в її міжмовних і діалектних зв’язках / Відп.ред. О.С. Стрижак. — К.: Наук.думка, 1981. — С.32]. Существование неких «северных иллирийцев» подтверждают данные лингвистики, согласно с которыми названия великих рек лужицкого ареала, Эльбы, Одера и Вислы, могут быть этимологизированы только с иллирийского праязыка [Pokorny J. Urgeschichte der Kelten und Illyrier. — Halle, 1938. — S.19; La Baume W. Urgeschichte der Ostgermanen. — Danzig, 1934. — S.6].

 

Добавить комментарий