Валерия Седова: Понятие Всеединства в мистической философии В.С. Соловьева

1982049_823940354287208_720860931_n Выдающуюся роль в развитии русской философской мысли XIX века сыграл Владимир Сергеевич Соловьев, религиозный философ-мистик и поэт.

Он создал свою оригинальную философскую систему, получившая название «Философия Всеединства» и «Учение о Богочеловечестве». Она носила ярко выраженный религиозный, мистический характер. В его поэзии также преобладали религиозно-мистические, философские мотивы. Исходной идеей учения о Всеединстве является положение о том, что «Бог есть все, то есть, что все в положительном смысле или единство всех составляет предмет собственное содержание, предмет или объективную сущность» [4]. Другими словами, Бог есть Универсум. Кроме того, Бог есть Абсолютный субъект, все творящий из себя и дающий содержание всему существующему, в том числе и природному миру. Субстанция Бога заключается в том, чтобы быть всем или единством всего в вечном внутреннем акте» (Бога-субъекта). Сущность Бога по своему содержанию носит идеальный характер, который действенен. Его действенность заключается в том, что он везде утверждает себя, устраняя дуализм идеально-духовной и природной реальности. Поэтому он един не только в себе, но и во всем другом, что им порождается как Универсальным субъектом. В этом и состоит Всеединство Бога [3]. «Всеединство» нигде и ни в чем не расщепляется, а присутствует всегда.

Второй постулат его философии «Всеединства» состоит в том, что Бог есть первоначало, Первый образ всего существующего, его одного. В качестве первосущности Бог выступает как Отец, что и подчеркивает его абсолютное выражение как субъекта. Абсолют Бога как субъекта (Отца) выражается трояко:

1) он полагает все (творит), поскольку он уже обладает содержанием этого акта творения;

2) само полагание есть осуществление абсолютного содержания Бога как субъекта;

3) Бог как Абсолют сохраняет и утверждает себя в этом содержании, которое есть результат деятельности Бога как субъекта [3].

Всеединство Бога в реальности проявляется в форме триединства:

1) как первоначало всего он есть Бог – отец;

2) Бог – слово, которым изрекается Божественная Мудрость, София;

3) святой дух (нематериальная сущность Бога.

Все эти три ипостаси Бога Абсолюта (Всеединство Бога в себе), и как своего другого, проявляется через волю как движущую силу Бога. Закономерно возникает в философии В.С. Соловьева и такой фундаментально значимый вопрос – что же является телом Бога как Абсолюта? Он приходит к выводу, что таким телом является София. Он замечает: «София есть тело Божия, материя Божества», его идеальной сущности [1].

Бог как Абсолютное Всеединство приобретает особую форму бытия в виде мировой души, которая и активна, и самостоятельна, «можем сама избирать предмет своего жизненного устремления. Она всем обладает, беспредельная потенция бытия в ней удовлетворена, но не безусловно и потому не окончательно». Почему же? Потому, что Мировая Душа не имеет в себе собственного начала. Чтобы стать реальностью, она должна воспринять божественное начало, которое и становится ее содержанием, хотя и творчески усвоенным. Но как только Мировая Душа пытается отпасть от Божественного всеединства бытия, она теряет свободу и свою власть над собой. «Обособляясь, она отнимает себя у всего, она перестает объединять всех» [2]. Мировой душе принадлежит важная роль – объединять всех вокруг ценности Абсолютного Всеединства Бога. Также и природа, если она отпадает от Божественного единства, является «хаосом природных элементов».

Как подлинный философ В.С. Соловьев ставит вопрос о сущности мирового процесса. По его мнению, «постепенная реализация идеального всеединства составляет смысл мирового процесса» , а природа составляет необходимую стадию в этом процессе. После того, как Мировая Душа и объединяемый ею природный мир отпали от Божественной идеи и ее начала, природа распалась «на множество враждующих элементов». То есть, утратило единство внутри себя и единство с Божественным началом (Всеединством). Чтобы утраченное единство возродилось в форме абсолютного организма, в мировом природном процессе должно пройти и проходят три ступени:

1) космическая материя под воздействием сил тяготения стягивается в великие космические тела – эпоха звездная или астральная;

2) когда эти тела становятся базисом для развития более сложных сил (форм мирового процесса) – теплота, свет, магнетизм, электричество, химизм. Создается целостная гармоническая система;

3) наконец, третья ступень, благодаря всепроникающему эфиру, как чистой среды единства, приобретает форму бытия в виде жизни организма (живой природы).

Такова своеобразная натурфилософия В.С. Соловьева, не лишенная черт эволюционности. Он был сторонником создания единства естественных наук (которые он хорошо знал), религии и философии, которые по своему раскрывают Всеединство Божественного начала во всем. Но природа, в том числе живая, лишь начало, внешняя оболочка для Божественной идеи всеединства. Лишь в человеке, как телесном, разумном и духовном существе, Мировая Душа впервые внутреннее соединяется с Божественным Логосом. А сознание человека есть сфера, где природа перерастает себя и переходит в область Абсолютного, возможного достижения Всеединства. Почему же именно в человеке и посредством человека возможно восстановление утраченного Всеединства? Прежде всего потому, что «человек – образ и подобие Божие». Во-вторых, «сознание человека несет в себе вечную божественную идею», «в идеальном сознании человек имеет дух божий. Человек обладает безусловной, но формальной свободой беспредельного человеческого «Я», поскольку он представляет подобие Божие» . В-третьих, потому что «человек имеет ту же внутреннюю сущность жизни – всеединство, которую имеет и Бог». Но самое главное, что человек как активное, действующее существо, свободен восхотеть иметь ее как Бог. «Он хочет сам овладеть ею или усвоит ее» [2]. То есть, человек как сознательно духовное существо потенциально может возродить в себе всеединство. А как телесное существо человек «есть посредник между Богом и материей», является проводником ввсеединящего божественного начала. Человек как творение Бога, «первый человек» Адам, предстает вначале как целостное телесное и духовно-сознательное существо:

1) как телесное существо он предстает как стихия материального бытия (природы), подчиняющаяся животным инстинктам;

2) как сознательное существо он несет в себе понимание всеединства, связующего его с Богом;

3) он является свободным «Я», могущим определять себя по отношению к двум сторонам своего существа, утвердить себя в той или другой среде.

Почему же «первый человек» Адам, как творение Бога, не в силах выразить, представить и воплотить в себе Всеединство? Потому что, считает Вл. Соловьев, он отпал от Идеи Бога, от Самого Бога, утратил свою первоначальную сущность, причем по собственной воле. Утратив единство с Богом, человек сталкивается с трагедией и разорванностью своего бытия. Что же послужило причиной такого трагического падения человека, утраты в себе Всеединства? Ведь Бог не понуждал, не склонял к такому падению. Отпадение от Бога и его сущности и есть грех. Что же приводит к грехопадению человека и всего человечества (весь мир человеческий живет во грехе)? Не установив причины и не устранив ее, невозможно возродить и восстановить всеединство как таковое, и всеединство человека и Бога. В начале своей истории, в первобытном состоянии, человек еще находится в единстве с божественным началом, в единстве жизни, поскольку природа подчиняется тоже Божественному началу. Первобытный человек еще бездуховен. Но как только человек становится духовным существом, наделенным еще и волей, его и подстерегает грехопадение. Поэтому, по идее Вл. Соловьева, грехопадение начинается с падения духа, дух человеческий становится греховным, а отсюда и меняется характер отношения телесного и духовного в человеке. Ведь сознание и дух первого человека отпадают от Бога, а не его тело. Квинтэссенцией отпадения от Бога и его Божественной сущности (Святого Духа) является эгоизм, который и становится источником зла, претендующего на универсальность. Более того, В.С. Соловьев подчеркивает, что источник эгоизма и зла находится внутри человека, а не вне его. Они порождаются внутренней волей субъекта, его субъективной свободой. «Зло есть свободное произведение индивидуальных существ», – подчеркивает философ [1]. Причиной грехопадения, а значит – эгоизма и зла, – являются соблазны, которым подвергается человек и которым он внутренне откликается и принимает. Каковы же соблазны, перед которыми не устоял «первый человек»? Первым соблазном является материальное благо, которое он считает целью и предпочитает духовному благу. Жизненным принципом «оскудевшей души» первого человека становится «хлебом единым». А инстинктивная, животная, телесная природа наиболее этому соответствует. Причем, человек добровольно и свободно отдается этому влечению, не осознавая, что оно ведет к эгоизму и к злу. Так возникает рабство плоти.

Второй причиной грехопадения и зла явилось «искушение – сделать свою силу, данную ему Богом, орудием самоутверждения себя как Бога» (Буквально – «Человек возомнил себя Богом»). Им овладела гордыня, которая по происхождению является «грехом ума». Человек как бы возвышается над Богом (он уже не смиренный раб Божий).

Третьим, последним и самым сильным искушением для первого человека явился соблазн утвердить «свое владычество над миром» во что бы то ни стало. Достижение этой цели возможно единственным средством – насилием над миром и над другими людьми. Соловьев подчеркивает, что в этом случае зло становится сильнее блага. Это поклонение началу зла, которое владычествует над миром. Для человеческой воли ставится дилемма – «чему она верит: силе Божьей или силе зла?». И первый человек, отпавший от Бога и сокрушенный соблазнами, начинает больше верить силе зла, надеяться больше на насилие, а не на миролюбие и любовь к ближнему. «Он – падший Ангел, но не Ангел, служащий Богу» [2]. После этого акта грехопадения, реализуемого через множество отдельных, индивидуальных, личностных актов, сама человеческая жизнь и сама человеческая история приобрела трагический характер. И сами люди без новой силы и нового «идеала человека» не в состоянии ее прервать, не могут восстановить Всеединство с Богом.

И все же В.С. Соловьев верит в исторический прогресс, целью которого является восстановление и возрождение утраченного Всеединства с Богом, что и является подлинным смыслом и мотивом всей мировой истории. Но это задача может быть решена, если появится новый тип человека – «Богочеловек», а человечество станет «Богочеловечеством», образцы которого и начала мы находим в облике и личности Иисуса Христа. Так рождается у В.С. Соловьева концепция «Богочеловека» и «Богочеловечества».

По философской версии В.С. Соловьева Иисус Христос – особая личность. Он воплощает в себе и черты божественные, и черты человеческие. Он рожден от непорочного зачатия, «от святого духа». Он сын Божий, в котором в конкретной, индивидуальной форме воплощается Божественный дух, Божественная воля, Божественная Мудрость, Божественная истина и Слово. Бог в душе И. Христа возрождается как Божественное откровение во всей чистоте. Более того, Бог-Логос рождается в душе И. Христа заново, тем самым ликвидируется отпадение от Бога.

Но кроме того, И. Христос и сын человеческий. Он лишь зачат непорочно, но рожден от женщины Девы Марии. И. Христу как суну человеческому ничто человеческое не чуждо. Он также подвержен искушениям. Но благодаря Божественному духу и Божественной воле он их преодолевает. Он исповедует иной принцип жизни – «не хлебом единым жив человек», который помогает преодолеть искушение плоти. Он преодолевает гордыню ума – он служит Богу и человечеству, силам небесным, он – ангел и «раб божий». Цель его жизни – воплощение послания Бога, его откровения, которые он вложил в его уста. Он Богочеловек, воспринявший человеческую натуру. Он добровольно, «свободно отрекается от славы Божьей», «он принимает на себя знак раба», «он в своей душе находит место для Бога». Он добровольно подчиняется служению истинному Богу [2].

Он обладает особым самосознанием – осознанием в себе как субъекте, как личности, Божественного начала. Он ощущает на себе историческую миссию – помочь людям вернуться к Богу, преодолеть отпадение от Бога. Для этого И. Христос использует не силу, не насилие, не принуждение, а силу убеждения и любовь, направленную на людей, которые генетически несут в себе черты «первого Адама». Поэтому каждый человек может приблизиться к идеалу Богочеловека, воплощенному в лике И. Христа. Но без веры в Бога и учение И. Христа это невозможно. В.С. Соловьев проницательно замечает, что это –достижимо, если человек преобразует себя, если он не просто воспримет свободно идеи и учение И. Христа, но найдет место для Божественного начала в себе, в своей душе и только в душе, а не в теле. Соловьев замечает, что телом Христовым до его воскрешения в пределах земного бытия является церковь. Что же он понимает под Богочеловечеством? Это – «человечество,воссоединившееся с божественным началом через посредство И. Христа» [3]. Это – та задача, которую призвано решить человечество, чтобы сохранить себя как таковое. Поэтому В.С. Соловьев считает, что его философия и учение о Всеединстве, Богочеловеке и Богочеловечестве не умозрительная философия, а связана с жизнью, с жизнью каждого индивида, поскольку и определяет и вскрывает «верховные начала для жизни».

В Богочеловеке и Богочеловечестве преодолевается противоречие между Божественным предопределением как объективной необходимостью исторического процесса и свободной волей действующих в нем субъектов. В Богочеловеке и Богочеловечестве осуществляется становление и восстановление Абсолюта (совершенного Божественного начала). Таким образом, Богочеловечество есть плод усилий уже не И. Христа, а людей, рода человеческого, принявшего И. Христа как образец[2]., в котором он находит и в себе восстанавливает подлинную человеческую сущность.

Особую роль в становлении Всеединства Богочеловека и Богочеловечества В.С. Соловьев придает любви, притом половой любви, вполне земного человеческого чувства. Хотя часто он употребляет понятие любовь в более широком смысле, как filia. В своей специальной работе «Смысл любви» он раскрывает связь половой любви с Всеединством и Богочеловечеством. Во-первых, идеи Всеединства «осуществляются в момент полового влечения, когда внутреннее единство или общность с другим (со всем) конкретно воплощается в отношении к единичной особи другого пола, представляющей это дополнительное «Все» – в одном [3]. Во-вторых, любовь разрушает непроницаемость, закрытость людей друг от друга, неся в себе открытость и проницаемость, а также и чистоту. В-третьих, половая любовь есть наиболее действенная сила – она рождает новую жизнь, преобразует людей и сочетает (сизигия – лат.) их в единое целое. Она деятельное, оплодотворяющее начало и полнота жизненных условий и возможностей. В-четвертых, она для человечества инструмент всеединства. Любовь, как родовое чувство, воплощается в культуре. Бог, предвидя грехопадение человека, перенес в человека любовь, наделил нас ею. В-пятых, любовь облагораживает людей, поскольку она имеет цель в себе. В момент любви, говорит В.С. Соловьев, забывают о себе, перестают быть эгоистами. В-шестых, половая любовь как инструмент Всеединства, может воплотиться только в любви к женщине. Поскольку она есть высшее воплощение красоты природы. Но кроме того, она обладает и совершенной душой. Женщина рождает новую жизнь не только физически, но рождает духовно, «воскрешая из мертвых». Поэтому эротическая любовь, эротическое влечение находит наиболее полное воплощение в духовном чувстве любви к женщине. Она, кроме того, совершенное воплощение Софии, которая никогда не умирает, в отличие от тела [1]. Расширяя горизонт действия любви, В.С. Соловьев подчеркивает, что распространение ее на сферу межличностных отношений позволяет преодолеть атомизм и индивидуализм, характерные для современного ему западного мира, и тем самым, достигается реальное осуществление Всеединства. Он универсализирует любовь, придавая ей космический характер, но идущая изнутри, «соединяя многих» [1].

Особое место в воплощении идеи Всеединства как смысла исторического процесса В.С. Соловьев отводил церкви. В ней он видел особый институт, призванный помочь людям обрести практическое Всеединство. В 80-х годах он выступает даже за союз католической и православных церквей. Позднее он отходит от этой идеи, считая, что только православие, православная церковь и русский народ способны осуществить дело Всеединства. Католическая вера и католическая церковь не способны это сделать по ряду причин. Во-первых, потому что католическая церковь стремится насильно покорить «мир, лежащий во грехе». Во-вторых, потому что «здесь движущее начало – «властолюбие». Народы покоряются не Христу, а церкви . И то, и другое В.С. Соловьев считает формами скрытого неверия . Он был сторонником теократического общества, поскольку, по его мнению, только в нем возможно воплощение идеала добра и справедливости на основе идей Всеединства и всех соединяющей космической любви. В конце жизни им все более овладевали сомнения и в реализуемости практически идей Всеединства и «идеала добра в реальной жизни». «Дело не только в том, что зло является фактом человеческой истории, но и в том, что добро доброго человека не делает злого добрым. Действительное благодеяние увеличивает добро в добром и зло – в злом». Он даже говорил об Апокалипсисе как конце всемирной истории.

Значение философии В.С. Соловьева выражается не в том, что он решил поставленные им самим же фундаментальные философские проблемы бытия человека и человеческой истории. Это не под силу ни одному мыслителю. Величие В.С. Соловьева как философа и мыслителя заключается в том, что он поставил эти важнейшие философские вопросы и призвал к постоянному размышлению над ними. Ведь пока человечество размышляет над ними, оно сохраняется как подлинное человечество, в котором присутствует частица Божественного начала.

Литература:

1)Соловьев Вл. Чтение о Богочеловечестве (лук и стрела). – СПб.: Художественная литература, 1994.

2). Соловьев В.С. Смысл любви // Русский космизм. – М.: Педагогика-Пресс, 1993.

3) Суханов К.Н., Чупров А.С. Знаменитые философы XIX–ХХ веков: Очерки идей и биографий. – Челябинск: Околица, 2001.

4) Козырев А.П. Смысл любви в философии Вл. Соловьева и гностические параллели // Вопросы философии. – 1995. – № 7.

Don't be shellfish...Tweet about this on TwitterShare on Google+Share on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

Детали Валерия Седова

Оккультный журналист

Валерия Седова: Понятие Всеединства в мистической философии В.С. Соловьева: 1 комментарий

  1. Якось ще в шкільні роки, в класі 8-9, в моїй кімнаті з*явилась маленька непримітна книга. Фамілія автора мені в той час ні про що не говорила, та я відразу почала гортати і з перших сторінок не повірила своїм очам. Все сказане в книзі повністю резонувало з моєю уявою про світ. Що сказати? Хіба подякувати В. Соловйову за його писанину.
    Книгу носила з собою в школу, перечитувала, нікому не показувала. Вона мене зацікавила більше ніж все. В тій книжині були відповіді на всі запитання, які виникали в моїй голові. Відповіді були, та не до кінця довіряєш собі в такому віці. Тому молодець Валерія, що говориш про такого вірномислящого філософа і його книгу. Я навіть це філософією назвати не можу.
    Та маленька книга зникла як і з*явилась, але слід залишила, який ніколи не зникне.

Добавить комментарий